Екатеринбургский музыкант Игорь Котов переехал в Прагу около полутора лет назад, чтобы получить магистерское образование. Привыкнуть к новым культуре и социальной среде было непросто, но во многом ему помогало и помогает творчество. Наш журналист Вика Радисева расспросила юношу о том, как искать слушателя в Чехии и тяжело ли русскому человеку в стране замков, пива и красных крыш.

Почему ты решил переехать в Чехию и почему именно туда? 
– Когда я заканчивал бакалавриат, я захотел сменить обстановку, радикально выйти из зоны комфорта, плюс наслушался нелестных историй о российской магистратуре. Начал поиск иностранных программ. Сначала смотрел на разрекламированные варианты типа Америки, Австралии, Канады, но это оказалось слишком дорого, а бесплатной магистратуры для обычных студентов без премий и льгот нет. В какой-то момент в голове возникла Чехия, и все сложилось удачно – у меня даже альтернативного варианта не было. Я поступил на направление открытой информатики (электротехнический факультет Чешского технического университета в Праге).

И сколько стоит обучение?
– Стоимость обучения на моей программе – около 60 000 крон в семестр. Это примерно соответствует ценам самых дорогих бакалаврских или магистерских программ нашего УрФУ. Относительно Германии, Австралии и других стран это очень доступно, и качество образования при этом не ниже.


Как дался сам переезд? Адаптировался быстро? 

– Волокиты с документами, конечно, было много. Я только в середине августа узнал, что все-таки получил место в общежитии. Первое время было тяжело: я ожидал, что все будут говорить по-английски, это же международный город. Но оказалось, что в большинстве учреждений тебя с нулевым чешским не поймут. Когда приезжаешь в чужую страну, чувствуешь себя изолированным. В таких переездах нужно понимать, что в противовес новым возможностям ты сталкиваешься с холодно настроенной средой. Не зря же говорят: “Дома стены помогают”. А тут никаких стен нет.

Удалось завести друзей-товарищей?

– В чужой стране всегда сложно сблизиться с людьми настолько, насколько хочется, из-за занятости, из-за языкового барьера. Мне кажется, понимание слова “друг” сильно различается в России и в Европе. Здесь оно (слово) наделяется куда меньшим весом, чем в России, и ты другом можешь назвать человека, с которым вы виделись один раз на вечеринке или перекинулись парой дежурных фраз. Отсюда, наверное, и пошел раздел “Друзья” на Фейсбуке, куда ты добавляешь людей, которых когда-то видел. У нас это совершенно другая история – как и со словом “любовь”.

Окей, с учебой понятно. Как с музыкой дела пошли?

– В музыкальную тусовку начал внедряться сразу, как приехал. Стал ходить на секретные концерты Sofar, искал местных музыкантов, выступил на нескольких открытых микрофонах. По поводу общей музыкальной экосистемы – здесь все разрознено, как и во всех городах, в которых я был, кроме Екатеринбурга. Музыканты, как правило, сами организуют выступления на свои средства, в остальном – это большие концерты лейбловых артистов. Здесь есть и чешская попса, и хип-хоп, который во всем мире популярен, но на опен-фестах внимание уделяется рок-музыке, даже тяжелым жанрам. Знаю пару ребят, играющих инди-фолк, как и я, которые в Праге и Чехии известны – Том Артвэй, например (Thom Artway). Но вообще, ближайший город, где музыкальная сцена представлена более широко и куда обычно едут выступать именитые музыканты, — это Берлин.

А ходят на концерты? Сейчас же сложно с оффлайном, у всех нет времени на это. 

– В Праге концертная культура на приличном уровне: люди привыкли платить за мероприятия. Цены тут совсем не российские, как и зарплаты, но это никого не смущает. Даже на бесплатных концертах типа того же Sofar гости делают пожертвования, если артист реально понравился. Причем слушать приходят, в основном, не чехи. Людям здесь все равно, какой ты национальности: если ты делаешь классные вещи, на тебя будут ходить. В Праге в принципе большое русское комьюнити, есть русские клубы и кафешки, где поют на русском языке. Еще мне рассказывали, что тут проходят андерграундные реп- и кавер-концерты, где ребята перепевают каких-нибудь ЛСП и остальных из новой мейнстримовой российской волны.

А уличные музыканты есть?

– За все время, что я здесь живу, не часто видел людей, играющих на улице. Никакого четкого регламента по этому поводу нет. Когда-то документ о легальности уличных выступлений можно было найти на официальном сайте города, но сейчас ссылка недоступна. Но, если верить людям, здесь есть закрепленные стандарты громкости, с которой ты можешь играть. Твое выступление считается законным, если ты их не нарушаешь. Есть забитые точки, особо прибыльные, где много туристов – Карлов мост, например, Староместская площадь. Так что еще с местными музыкантами разбираться придется, если просто так придешь туда.

Как коллеги реагируют на новых музыкантов? Есть какие-то трудности с продвижением творчества? 

– Мне однажды сказали, что Прага – это большой офис, куда приезжают поработать и уехать. Я пытался с кем-то посотрудничать, но люди будто совсем не хотят вести диалог: если ты не способен приносить доход, ты не интересен. Самая главная трудность в том, что музыканты и группы существуют сами по себе, сами себя продвигают. Нет никакой консолидирующей силы, все объединения очень локальные.

Это может быть связано с тем, что ты иностранец? 

– Я не замечал никакого расизма за полтора года, которые здесь живу. Но, когда узнают, что ты русский и не знаешь чешский, на тебя удивленно  смотрят, потому что чешский якобы очень похож на наш язык, и его легко выучить.

Получается совмещать дела музыкальные и учебные? 

– Даже если ты не пытаешься продать свою музыку, а делаешь ее для себя, это процесс, который имеет непредсказуемый результат. Или вообще его не имеет. Поэтому ты можешь просидеть весь день, придумывая куплет песни, а можешь за этот же день написать курсовую работу. И ценность первого постоянно кажется меньшей, что разрушительно действует на сознание музыканта и заставляет отодвигать творческие дела в пользу тех, которые гарантированно будут сделаны, если на них потратить время. Хотя так не должно быть.

Автор: Виктория Радисева

 

Читай нас в Telegram